Уникальные и неповторимые ведущие фестиваля «ART-LIFE – Хортиця»!!!

В категорииUncategorized
Автор admin

Алена ОЛЕЙНИК (Киев)
арт-терапевт, “Майстерня щасливої родини”

«МЕЛОДИЯ ЧЕЛОВЕКА В ШЛЯПЕ»
Мастер – класс будет полезен тем, кто ищет в себе новые ресурсы и возможности; кто хочет самостоятельно управлять своим состоянием, чувствами и эмоциями, любит экспериментировать; кто работает с людьми и для кого, построение правильной коммуникации, является важным инструментом в достижении цели; кто хочет научиться слушать партнера и быть услышанным, понятым другими .
Что будем делать на МК:
• открывать в себе новые ресурсы;
• слушать и слышать «мелодию своего тела»;
• слышать мелодии других участников и вступать с ними в невербальный диалог;
• учиться слышать партнера по коммуникации, понимать его;
• выстраивать отношения на уровне партнер – партнер;
• обменяться ресурсами с другими участниками группы.
Так же мы поработаем с дискомфортными зонами в теле и научимся убирать этот дискомфорт.

13336415_1134200093309398_171682904_n

Уникальные и неповторимые ведущие фестиваля «ART-LIFE – Хортиця»!!!

В категорииUncategorized
Автор admin

Светлана МАРЧЕНКО (Киев)
психолог, кандидат в транзактные аналитики (trainee for CTA), арт-терапевт, член УАТА/ЕАТА, автор обучающего тренинга и книги по фелт-терапии «Терапия живым теплом», сертифицированная ведущая психологических игр

 «ДЮЙМОВОЧКА. ШЕРСТЯНАЯ СКАЗКА ДЛЯ ВНУТРЕННЕЙ ДЕВОЧКИ»

 На мастер-классе будут показаны возможности работы с женской аудиторией методами фелт-терапии в соединение с куклотерапией и сказкотерапией

Тема МК связана с исследованием, заботой и наполнением внутреннего ребенка через создание терапевтической сказки и теплого шерстяного образа Внутренней Девочки – Дюймовочки

 Создавая материальный образ, каждая участница получит возможность познать себя, выразить свои эмоции, переживания, дать себе поддержку и заботу, озвучить новые разрешения и поглаживания для себя, напитаться творческой энергией

 Результат участия в МК:
• развитие эмоционального интеллекта
• углубление и познание потребностей своего внутреннего ребенка
• шерстяной образ Внутренней Девочки
• создание своей волшебной сказки

13342075_1134200149976059_1992567122_n

Как научить себя видеть мир в красках

В категорииUncategorized
Автор admin

946086_1037249206337821_8998783992124434628_n 1012545_1037249099671165_1780442561938427840_n

Думаю, и Вам приходиться встречать людей с выцветшими Душам, от тоски, суеты, усталости или разочарований, бытовых хлопот.И ходят они каждый день по этому цветному радужному Миру не замечая его красот, оттенков и полутонов, и как-же порой хочется подойти и сказать …а Мир то прекрасен пусть и не совершенен!

И вот однажды глядя в небо, просто не поверила, что такое бывает… небесный принт удивительной красоты, бирюзово- лиловый рассекал все небо, будто кто-то рисовал акварелью по небесному холсту. И тогда я подумала, как важно видеть цвет жизни –просто для того чтоб радоваться, что есть возможность — это видеть, вспоминать, рассказывать и рисовать…

Так и появилась такая форма роботы в арт-терапии как «Цветовой ежедневник».

Использую эту форму роботы в системе терапии творчеством для регуляции таких процессов как: коррекция эмоциональных состояний, эмоциональное выгорание, при сопровождении депрессивных клиентов. И как форма вернуться в свою жизнь после психотравматических ситуаций.

Клиенту предлагается завести себе блокнот или альбом, в котором фиксировать самое удивительное и запомнившееся сочетание двух или более цветов за день. Притом эти цвета можно собирать где угодно от полосок на дворовой кошке до расцветки галстука у ведущего новостей. Вечером в спокойной атмосфере зарисовывать понравившиеся цвета, пытаясь максимально точно или просто как хочется передать их соединения. Рисуя постараться расслабиться и получить удовольствие уже от того что перенесли эти цвета на лист бумаги.

Если хочется провести исследования себя, а не только получать наслаждение от процесса можно фиксировать такие особенности:

  1. Где Вы увидели цвет. Так можно проследить ресурсные места.
  2. Когда в течении дня чаще замечаю цвет.
  3. Проследить дни, когда цвета повторяться, отследить это по событиям, что даст возможность промаркировать свои реакции в цвете.
  4. Какие эмоции вызвали цвета.
  5. Как изменилось настроение.
  6. Фиксировать время и мысли про цвет и его сочетания.

Полученный в результате цветовой альбом можно использовать как основу для других форм роботы в арт-терапии со своими процессами и состояниями.

©Виктория Назаревич 2016

УРОКИ РИСОВАНИЯ С ЭДИТ КРАМЕР

В категорииUncategorized
Автор admin

Уроки рисования
Интервью с Эдит Крамер
о ее учебе у Фридл Дикер-Брандейс

Вольный перевод Елены Макаровой и Алексея Лельчука
Разделяй и властвуй. Смотри на мир с разных точек, выбирай и концентрируйся на каком-то одном качестве, например на ритме, фактуре, на том, как вещь сделана, на композиции. Исследуй и работай с этим качеством, потом с другими. Затем собирай все вместе без путаницы по порядку.

Как сделаны вещи. Вязание — важно не просто видеть перед собой вязаную вещь и рисовать ее, например, свитер. Важно представлять себе живо, как нитка входит и выходит, извивается, переплетается. Важно представлять себе, как вещь делалась, какой она была в движении, во время роста.

Диктанты на суть вещей. Мы быстро рисовали на одном листе много неподходящих друг другу вещей, которые нам называла Фридл. Не было времени смотреть на форму вещи, надо было ощутить ее суть, что в ней самое характерное, как она сделана. Это было отличное задание, потому что мы никогда не знали, что будет дальше, — ее фантазия была неисчерпаема.

Тюльпан. Как он растет, куда он движется, что он хочет — вот в чём рисунок. Надо понимать, что происходит в вещи — как цветок растет, куда он хочет расти, что ему препятствует. Тогда у тебя есть план, и ты рисуешь, как живет цветок, а не просто мертвую форму.

Проволока. Мы рисовали фигуру человека, вазу или кувшин, как будто сделанными из проволоки, так что видно все, что происходит внутри.

Упражнение — один человек рассказывает о вещи, которую он рисовал или хотел нарисовать, а остальные рисуют это, но не так, как они бы это нарисовали, а так, как этот человек хотел бы это нарисовать. Идея упражнения идет от диктантов — рисование извне, не по своему выбору. Если это рисунок, где важен цвет, или эмоции, или движение, — нужно было внимательно выслушать, как этот человек рассказывает о своих переживаниях и эмоциях.

Диктанты на ритм. Раз-и-дваааа — раз-и-двааа — Фридл давала голосом ритм, а мы рисовали его углем на бумаге. Дугами, полосами, волнами. По рисунку можно было потом прочесть ритм. Очень сложные ритмы у Боттичелли. Сильные и сложные. Я перерисовывала его картины карандашом и углем. Также китайцы — весь рисунок чисто ритмичен.

Ритм везде. Говорят — нужно уметь рисовать прямую линию. Я говорю — не нужно вообще рисовать прямых линий. Но если нужно, то берёшь ритм прямой линии и оп! — прямая линия. Есть фактура, есть размеры, есть пространство, но ритм объединяет это всё, потому что он очень универсален. Только цвет никак не связан с ритмом. Цвет — это вообще отдельная история.

Цветовые коллажи хороши тем, что цвета чисты и не смешиваются.

В рисовании на больших листах участвуют не только кисти рук, но и плечи, всё тело. Всё тело входит в ритм — это легче, чем мельчить на небольшом листе. Большие упражнения позволяют потом и в мелких рисунках не терять ритм и рисовать ритмично. Можно рисовать одновременно двумя руками — получаются такие вазы.

Если картина плоха, она кажется маленькой. Если картина хороша, она кажется большой, независимо от размера.

Казалось, что у Фридл не было системы — разные задания шли вперемежку.

Когда я стала хорошо рисовать углем, она запретила мне им рисовать. Велела рисовать карандашом, или тушью, или акварелью — чем-нибудь более строгим, не таким простым, как уголь. Уголь сам рисует, он имеет фактуру и ритм по самой своей природе. А чтоб карандашом получить фактуру, надо хорошо поработать.

Фридл говорила: Я знаю, что ты можешь нарисовать глаз так, что он будет выглядеть, как глаз. Но ты должна получить настоящее качество глаза, а не просто описание имеющихся вещей. Тут нужна полная концентрация.

Если ты рисуешь портрет человека, но не знаешь, где у него будет задница, то ты не нарисуешь хорошего портрета. Нужно иметь полное представление о том, что ты рисуешь и рисовать это представление. Она просила меня рисовать человека, начиная с ног, а не с головы. Или начинать с фона.

Фридл говорила: Я знаю что ты талантлива, но что ты сделаешь с этим талантом — вот что важно.

Ребёнка нужно хвалить, принимать, не требовать ничего, кроме энтузиазма по поводу того, что он рисует. Ребёнка ничему нельзя научить кроме того, что он уже знает, но не знает, как назвать. Взрослый или подросток должен знать, что он делает и что требуется, а дети просто растут, и иногда они что-то, может быть, решат изучить. Дети проходят очень предсказуемые этапы в своем развитии, и не нужно как-либо в это вмешиваться.

Старый способ обучения — мастер и ученик — гораздо лучше, чем то, что принято сейчас, когда человек учится у нескольких учителей разным вещам. Раньше, если ты не очень оригинальный художник, то ты просто делаешь то же, что делал мастер, и ничего хуже, чем делал мастер, и имеешь свой кусок хлеба. Если же ты сам оригинальный художник, то ты можешь идти вперед, но у тебя всегда будет твердая база. Ты будешь делать новое только если для этого есть серьезные причины. А сейчас, когда у тебя есть N учителей, которые учат тебя N разным вещам, и ты не знаешь, что хорошо, а что плохо, и что с чем стыкуется.

(Комментарий Лены и мой: в двадцатом веке все стараются изобрести что-то новое, но во-первых, нового вообще не так уж много можно быстро изобрести, тем более в искусстве, а во-вторых, часто лучше просто хорошо делать что-нибудь старое. В-третьих, это проекция науки на искусство. В науке успех — это новое открытие, и сейчас это переняли в искусстве. А искусство — это совсем другое дело; красота вечна.)

Вступительный курс Иттена, выбор талантов для людей. Одна ученица хотела заниматься архитектурой, но всё, что она делала, было плоским, необъёмным. Иттен посоветовал ей заняться текстилем — сейчас она делает очень хорошие гобелены.

Когда дети учатся писать — это опасный момент. Письмо — это вторая сигнальная система. То, что ты делаешь руками, не связано со смыслом того, что ты хочешь сказать. Это просто технология выписывания значков. Рисование — это первая сигнальная система. Руки должны вытворять на бумаге в точности то, что ты хочешь сказать. Когда дети учатся второй системе, то первая притупляется, и нужны особые усилия, чтоб она не затухла совсем.

Притча «Городской фотограф»

В категорииUncategorized
Автор admin

Ясным солнечным утром на центральной площади маленького города жизнь, как и всегда, шла своим чередом. За пестрыми разноцветными прилавками стояли торговцы, стремящиеся любыми способами привлечь внимание проходивших мимо покупателей, у фонтана играли маленькие ребятишки, наслаждающиеся беззаботностью летних дней, на кованых скамеечках причудливой формы сидели влюбленные парочки, уличные артисты своим звонким смехом и забавными песнями заполняли еще прохладный утренний воздух.

Неподалеку от фонтана стоял неприметный на вид седой старик с фотокамерой в руках. Он часто появлялся на городской площади, фотографировал случайных прохожих и незаметно исчезал. Бывало, старик заговаривал с кем-то.… Однако никто точно не знал, кто он и откуда приходит.

Этим летним утром, по обыкновению неизвестно откуда, на площади вновь появился городской фотограф со своей фотокамерой. Он с интересом разглядывал до мелочей знакомое ему место, как будто видел его впервые. Казалось, он ждал подходящего момента для удачного снимка.

Вдруг во все это размеренное действо вмешалась частица волнения. Со стороны одной из улиц, прилегающих к площади, обогнув цветастые прилавки, к фонтану быстро выбежал молодой парень. По одному его виду можно было заключить, что молодой человек был чем-то сильно обеспокоен. Он то и дело метался из стороны в сторону, будто судорожно перебирая в голове варианты возможных действий.

При виде молодого парня фотограф тотчас оживился и, явно с довольным видом, сделав первый снимок, сказал:
«Это мы запечатлели».

Парень, заметив старика с фотокамерой, пристально за ним наблюдавшего, также быстро подошел к фотографу со словами:
«Для чего ты сделал это? Посмотри! Ведь рядом играют дети и воркуют влюбленные парочки. Вокруг так много сюжетов для хорошей фотографии.… Но ты выбрал мою тревогу».

На что фотограф ответил: «Удивительно! И ты заметил то великолепие, что царит вокруг?! А ведь жизнь продолжается, несмотря на все твои невзгоды, верно? Я не знаю причин твоего беспокойства…. Но точно знаю, что хороший совет тебе сейчас не повредит. Вижу, парень ты неплохой, поэтому я тебе помогу. Я поделюсь с тобой своим рецептом счастья.

Для своей сегодняшней фотографии я выбрал именно тебя неспроста. Я заметил, что людям свойственно убегать от трудностей. Они обычно фиксируют в памяти, как и на фотографиях, только самые счастливые моменты своей жизни. Однако именно на ошибках мы учимся, а трудности делают нас сильнее. Нужно всегда помнить об этом. Стремись к счастью, но с достоинством и спокойствием встречай все жизненные преграды, никогда не упуская их из виду. С этими словами старик отдал фотографию парню.

Юноша, наклонив голову, внимательно рассмотрел фотоснимок. Когда он поднял голову, фотографа рядом уже не было. Парень осмотрелся по сторонам – старика и след простыл. Тогда молодой человек вполголоса четко произнес: «Спасибо». И, уже успокоившийся, пошел по своим делам, крепко держа в руках тот самый снимок, подаренный ему на память городским фотографом.

(автор притчи: Алёна Казакова)

10 уловок при общении с детьми

В категорииUncategorized
Автор admin

семья3

1. Вместо раздраженного: “Пошли скорее, сколько тебя ждать!”
Скомандовать: “На старт, внимание… марш! Побежали!”

2. Вместо угрожающего: “Ешь, иначе не получишь десерт”.
Обрадовать: “После того, как исчезнет эта крооохотная котлетка, к тебе прилетит что-то вкусное”.

3. Вместо грубого: “Убери за собой”
Произнести мечтательным голосом: “Вот если бы ты был волшебником, и смог бы наколдовать порядок на столе…”

4. Вместо рассерженного: “Не мешай!”
Сказать: “Иди, поиграй немного сам. А когда я освобожусь, мы устроим мини-праздник.”

5. Вместо недовольного: “Не капризничай, пиратская футболка в стирке, надевай ту, которая есть”.
Примирить с неприятностью: “Смотри-ка, а вот родственница твоей пиратской футболки. Давай ее наденем?”

6. Вместо риторического: “Ляжешь ты, наконец, спать!”
Поинтересоваться: “Показать тебе хитрый способ укрывания одеялом?”

7. Вместо злого: “По попе захотел?”
Выпустить пар: “Интересно, кому это я сейчас уши оторву и шею намылю?”

8. Вместо бессильного: “Чтобы я никаких “не хочу” не слышала!”
Неожиданно закричать: “Ой, смотри, капризка прибежал. Лови, лови его, чтобы он нам настроение не портил!”

9. Вместо нудного: “Сколько раз повторять”
Сказать таинственным шепотом: “Раз-два-три, передаю секретную информацию… Повторите, как слышали”.

10. Вместо менторского: “Руки помыл?”
Предложить: “Спорим, что вода с твоих рук потечет черная?”

Притча «Настоящие Радости жизни»

В категорииUncategorized
Автор admin

491_b

Во дворе играли дети. Вдруг одна девочка сказала:

- А у меня сегодня радость - мне мама купила новое платье! Оно такое красивое, белое с розовыми розочками просто необыкновенное, – сказала Анечка и мечтательно закрыла глаза.

Вова подумал немного и тоже сказал:

- А у меня зато есть новая рубашка! Вот какая! – и он широко расставил руки, чтобы каждый смог по достоинству оценить его новую рубашку.

- А мне купили карандаши, – быстро сказала Леночка, – целую коробку! Яркие и красивые!

- Да что карандаши! – включился в разговор Костя, – Вот у меня есть удочка! Настоящая! Мы с папой поедем на рыбалку и я много-много рыбы поймаю! А карандаши изрисуешь и всё…

И дети начали наперебой перечислять все свои подарки и радости.

Мне купили велосипед! А мне конструктор! А у меня есть дома кошка! – слышалось с разных сторон. И только один мальчик сидел тихонько и улыбался.

- Алёша, а почему ты молчишь? – поинтересовалась у него Анечка. – У тебя разве нет никакой радости? - Есть! – скромно ответил мальчик. – Я в лесу цветы видел!

- Какие цветы? – недоуменно спросил Костя.

- Беленькие! Мы с папой гуляли в лесу, а потом стемнело и на полянке были беленькие цветы. Такие красивые! Они словно светились!

- То же мне радость! – сказал Костя и засмеялся.

- И вправду! Кто цветов не видел!? – засмеялась Леночка.

- А ещё я крыши блестящие видел! – сказал Леша. – Зимой на них снег лежал и солнце ярко светило. Все крыши в городе были такие блестящие. Правда-правда! Я сам с балкона видел.

- И вовсе это не радость! – смеясь закричал Вова, – Мы все снег видели. Он каждую зиму выпадает!

- Алёша, может, у тебя ещё какая-нибудь радость есть? – пыталась поддержать его Аня.

- Есть! Я рыбок золотых видел! – скромно сказал мальчик.

- Каких рыбок? – заинтересовался Костя. – Где?

- В луже. Сначала дождь прошёл, а потом солнце выглянуло. Вода в луже светилась и в ней рыбки золотые плавали!

- Врёшь ты всё! – сказал Костя, – Нет у тебя никакой радости! Вот ты и выдумываешь!

И все ребята стали смеяться. И только Анечка тихо сказала:

- Подождите, ребята! А может, у него этих маленьких радостей больше чем у нас, ведь он их везде найдёт!

(автор неизвестен, источник: из дневника Натальи Ивановской)

Экстренная арт-терапевтическая помощь в ситуациях острого стресса

В категорииUncategorized
Автор admin
Людмила ЛЕБЕДЕВА,
доктор педагогических наук,
Российский государственный
социальный университет,
Москва

 

Арт-терапевтические игры, упражнения и техники — эффективная, доступная, простая форма «скорой» психологической помощи, в основе которой — безопасное и естественное для человека изобразительное творчество как своеобразное «транзитное пространство», более надежное и защищенное, нежели слова. «Я бы мог нарисовать, но не знаю, как выразить это словами», — цитирует К. Рудестам одного из своих клиентов.

Невербальные средства наиболее аутентичны для выражения и прояснения травмирующего эмоционального состояния.

Находясь в трудной, стрессовой ситуации, человек, сам того не замечая, спонтанно рисует линии, «каракули», зачеркивает изображения, зачерняет пространство листа бумаги, чертит палкой по песку… Как правило, данный процесс не контролируется сознанием, это — так называемые свободные рисунки, «почеркушки» как неосознанный способ вынести травмирующие переживания вовне, освободиться от переизбытка эмоций и чувств.

В трудной жизненной ситуации, пишет известный психотерапевт Натали Роджерс, «я рисовала каракули, «выпускала пар» или же играла красками без заботы о результате…Так я заметила, что нахожу успокоение с помощью рисунков». По словам Н. Роджерс, «когда мы используем различные виды искусства для самооздоровления или в терапевтических целях, то не беспокоимся относительно красоты произведений, грамматической или стилистической правильности текста или гармоничности звучания песни. Мы используем искусство в целях высвобождения, выражения, облегчения».

К. Юнг считал изобразительное творчество чрезвычайно важным инструментом для реализации самоисцеляющих возможностей психики.

В ситуациях стресса человек спонтанно обращается к внутренней сфере бессознательного «в поисках сновидений и образов, заключающих в себе потенциальные возможности или семена исцеления» (Д. Аллан).

Как известно, травматичный опыт запечатлевается в образной форме. Поэтому именно процесс художественного творчества является эффективным средством его преодоления: акт художественного творчества сопровождается зачастую очень сильными чувствами и ведет к катарсису (В. Эпплтон; Г. Хульбут).

Аффекты, как известно, развиваются в условиях, когда субъект не справляется с возникшей ситуацией. Поэтому, чтобы затормозить развитие острого стресса, выйти из конфликтного состояния, необходимо выбрать эффективный способ помощи и самопомощи.

Преимущество арт-терапии в том, что человек, наряду с консультациями специалиста, сможет вполне самостоятельно применять отдельные приемы и упражнения. К примеру, моделирование конфликта художественными средствами поможет актуализировать и исследовать собственное поведение в состоянии стресса, осознать чувства, переживания, отношение к конфликту и его исходу. Это в конце концов облегчит эмоциональную боль, позволит по крайней мере взглянуть на травмирующую ситуацию по-новому, изменить к ней отношение. Иными словами, изобразительная деятельность сравнима с плацебо-эффектом.

Практика групповой арт-терапии

Предлагаемые в этой статье арт-техники разработаны и неоднократно опробованы мной в учебных группах студентов-психологов в возрасте от 19 до 27 лет, успешно применялись в арт-терапевтической работе с онкобольными женщинами в возрасте от 35 до 60 лет, а также в разновозрастных группах специалистов на семинарах, мастер-классах и в группах повышения квалификации по курсу «Арт-терапия в образовании и социальной работе».

Арт-терапевтическая техника «Линии конфликта»

Техника подходит для работы в группе до 15 человек (эффективна в формате индивидуальной арт-терапии).

Арт-терапевтическое пространство включает круг из стульев и персональные рабочие места (стол и стул) для индивидуального творчества.

Материалы: листы белой бумаги А4, фломастеры (или цветные карандаши, пастельные мелки), скотч, цветной пластилин, белая глина и фольга.

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ

1. Индивидуальная работа

Инструкция

Нарисуйте субъективно значимую для вас конфликтную ситуацию как «разговор двух линий».

Для этого сначала возьмите лист бумаги формата А4, поставьте на нем цифру 1, прикрепите к столу скотчем, чтобы лист не скользил в процессе работы. Выберите два фломастера (карандаша или мелка) разных цветов, условно обозначающих вас и вашего оппонента (противника, соперника). В рабочую руку возьмите фломастер того цвета, которым будет нарисована линия вашего поведения в конфликте. В нерабочую руку — фломастер другого цвета для обозначения поведения вашего условного оппонента. Изобразите динамику конфликтной ситуации с помощью линий, не отрывая фломастеров от бумаги. После завершения работы переверните лист и отложите его.

На втором листе изобразите ту же конфликтную ситуацию, поменяв фломастеры в левой и правой руке местами. Таким образом, на втором рисунке рабочая рука изображает линии поведения оппонента в конфликте, а нерабочая рука — линии вашего собственного поведения (прежним цветом). Словом, первоначально выбранный цвет фломастеров сохраняется и на втором листе бумаге.

Поразмышляйте о том, что вы видите на рисунках, и попробуйте составить рассказ «от лица» каждой линии. О чем говорит вам получившийся рисунок? Какой символический смысл он несет? Что нового сообщили вам линии о конфликтной ситуации и способах ее разрешения?

Далее, используя различные материалы (цветной пластилин, глину, фольгу), изобразите исход ситуации: создайте метафорические образы себя и оппонента в результате конфликтного противостояния.

Полезно также построить диалоги между линиями и смоделированными образами, что поможет прояснить некоторые существенные нюансы конфликта.

Примечание. каждый из перечисленных художественных материалов имеет свои свойства, особенности и, следовательно, свои возможности. Пластилин — мягкий, пластичный материал, поэтому лепка не требует слишком больших усилий. К тому же он окрашен, что дает возможность продолжить работу над объемным изображением в тех же цветах, которые были выбраны для «линий конфликта». В итоге усиливается осознание и отреагирование психотравмирующих эмоций и чувств.

Глина, напротив, более плотный, упругий природный материал, работа с которым требует значительных усилий и сопровождается затратами энергии. Еще одно преимущество глины — «бесцветность», что провоцирует свободные ассоциации. Образ из белой глины становится также специфической областью для проекции глубинных (вытесненных, скрытых) переживаний автора работы. Таким образом субъективный опыт становится доступным для восприятия и анализа.

Известно, что проекция чувств на внешние объекты — путь к символизации и признанию этих чувств. Фантазии, изображенные на бумаге или выполненные в глине, нередко ускоряют и облегчают вербализацию переживаний. В процессе работы над образами из пластилина или глины снижается защита, которая обычно есть при вербальном, привычном контакте.

Отмечу, что иногда в качестве способа освобождения от внутреннего напряжения можно наблюдать разрушение уже сделанной фигуры. Особенно часто это происходит, если в арт-терапевтической работе с конфликтами используется фольга. Это — необычный материал, который не только хорошо моделируется и держит форму, но вместе с тем легко рвется, требует предельной осторожности. Иногда участники приписывают фольге свойства «сопротивляемости и непослушания». Помимо этого, фольга — блестящая, праздничная и «ресурсная» в том смысле, что пробуждает ранние детские воспоминания, возвращает за позитивным опытом в детство.

По завершении работы каждому участнику предлагается одним-двумя словами ответить на вопрос: «Какой материал для вас фольга?» Ответ, с большой долей вероятности, может интерпретироваться как актуализированная характеристика-метафора самовосприятия (самоотношения).

Наибольший терапевтический эффект достигается, если после рисования конфликтов участники сначала создают образы себя и оппонента в пластилине, сохраняя цвет сообразно первоначальному выбору в рисунке, а затем повторяют эти же образы в белой глине. Такой порядок облегчает прояснение и трансформацию травмирующей ситуации.

2. Этап вербализации

Если это упражнение выполняется под руководством психолога (арт-терапевта) в группе, участники садятся в круг, по желанию показывают свои рисунки и смоделированные образы, рассказывают не столько о содержании и причинах конфликта, сколько об эмоциональной стороне и поведении в конфликтной ситуации. Остальные участники могут задавать вопросы, например:

— Что вы чувствовали в процессе рисования траектории конфликта и моделирования персонажей?

— Что чувствуете сейчас?

— Прояснили ли для себя, как развивался конфликт и разрешился ли он?

— Изменилось ли понимание причин и последствий конфликтной ситуации?

— Как теперь видится собственная роль и роль оппонента в инициировании конфликта? Какой опыт удалось приобрести в процессе изобразительной работы?

Безусловно, назначение подобных вопросов не в том, чтобы услышать «протокол» реальных событий. Скорее это вопросы-подсказки для облегчения осознания и трансформации травмирующих переживаний в ресурсные.

На данном этапе клиенту предлагается занять активную позицию, взять на себя ответственность, пытаясь понять «рисунок» поведения в конфликте, природу своих внутренних переживаний, их роль в собственной жизни и во взаимоотношениях с другими людьми.

Важно создать безопасную атмосферу доверия, открытости, эмпатии, чтобы предоставляемая обратная связь не вызывала травмирующих чувств и адекватно воспринималась человеком. Это может стать полезным опытом для выстраивания конструктивной стратегии общения и новых эмоциональных контактов.

3. Заключительный этап

Специалист предлагает участникам сессии внести в свои работы желаемые изменения, трансформировать визуальные образы или поступить со своими рисунками так, как им бы хотелось.

Нередко возникает потребность символически «расправиться» с конфликтом: порвать, смять, уничтожить рисунок. Такое поведение может свидетельствовать об острой душевной боли, страдании или гневе. Иногда — о символическом признании автора самому себе, осознании собственной роли «инициатора конфликта», которая прежде сознательно или неосознанно вытеснялась, подменялась какой-либо формой психологической защиты. Принятие подобных откровений — ресурсный старт для личностного роста.

Комментарии

По мнению известного американского арт-терапевта М. Бетенски, линия — один из основных элементов символического выражения в искусстве, наряду с формой и цветом. С ее помощью человек может отобразить свои переживания и внутренний мир.

Рисуя линии, люди не задумываются об их свойствах. По существу, они не столько создают образ или картинку, сколько выражают свои эмоции и чувства. Большая роль в этом процессе отводится бессознательному. И только на этапе вербализации происходит осознание значимости линий.

Линия может символизировать жизненный путь в целом или его определенный этап.

Арт-терапевтическая техника «Линии конфликта» ресурсна и в контексте оперативной диагностики эмоционального состояния, для выявления, «проработки» и отреагирования эмоций и чувств, в том числе и подавляемых.

В упражнении «Линии конфликта» участникам предлагается рисовать одну и ту же ситуацию дважды. Основание для этого в следующем.

Многие психологи и психотерапевты сходятся во мнении, что нерабочая рука ассоциируется с бессознательным. Поэтому, когда человек рисует нерабочей (как правило, левой) рукой, рисунок менее подвержен контролю со стороны сознания, а значит, более импульсивен, эмоционален, «правдив».

Согласно мнению Р. Амман, левая рука представляет внутренний мир, а правая — внешний мир, реальность и жизненные цели человека. Словом, правая рука ассоциируется с сознанием.

Следовательно, меняя положение фломастеров на первом и втором рисунках, мы имеем возможность сравнить реальное (бессознательное) с желаемым (сознание).

Как пишет Н. Роджерс, если обратиться к символическим или метафорическим смыслам, содержащимся в собственных произведениях, можно получить интуитивное откровение, инсайт.

По сути, каждая линия на бумаге — «путь», опосредованный отпечаток, «след» роли каждого участника конфликта в истории события.

Рисуя за оппонента и за себя, автор отражает свое, субъективное видение происходящего (или произошедшего).

Далее, отстраняясь от рисунка, наблюдая за линиями, оставленными движением правой и левой руки одновременно, автор может получить более правдивую информацию, сравнить, что он видит, с тем, как он думает о себе и своем оппоненте в конфликтной ситуации. Ведь, контролируя линию своего поведения во время рисования рабочей рукой, человек невольно ослабляет контроль над изображением своей проекции на линию конфликта от «лица оппонента».

При интерпретации рисунков важно обратить внимание на характер линий и их расположение относительно друг друга, места соприкосновения, столкновения и расхождения, что является показателем взаимодействия, активности и пассивности участников конфликта.

К примеру, петляющие, многократно пересекающиеся линии указывают на запутанность ситуации, многочисленные попытки к разрешению конфликта. Такие линии особенно часто встречаются на рисунках внутрисемейных конфликтов («на одной территории»).

Линии, образующие «клубок», характерны для людей, имеющих внутриличностный конфликт, и могут ассоциироваться с растерянностью, отсутствием порядка, хаосом мыслей и чувств. Это также может свидетельствовать о скрытой враждебности и отсутствии открытых столкновений. Возможно, автор запутался, обеспокоен, гармония его личности нарушена.

Ломаные линии с большим количеством острых углов могут быть показателем тревоги, возбуждения, напряжения. Если линии пересекаются и в местах пересечения образуют углы, это может расцениваться как показатель резких открытых столкновений.

Непересекающиеся симметричные и зеркально отражающие друг друга линии с большой долей вероятности означают, что человек не смог актуализировать или отрефлексировать конфликтную ситуацию, или то, что фаза острого стресса пройдена и эмоциональные проявления несколько ослабли.

Помимо рисунка в виде цветных линий, следует обратить внимание на скульптуры-метафоры образа «Я» и образа «противника». Как правило, они наиболее информативны, зачастую реалистичнее, нежели слова, отражают историю противостояния.

На рис. 1 — пример работы женщины 28 лет. Клубок черной и красной линий подчеркивает остроту и напряженность пережитой и воссозданной на бумаге жизненной ситуации.

Рис. 1

 

Автор работы видит себя, вышедшей из конфликта, в образе «раненного сердца». Фигура оппонента воспринимается ею как «ядовитая змея», хоть и потратившая яд на укус, но не потерявшая силу.

На рис. 2 видно, как по мере отреагирования фрустрирующих переживаний образы из пластилина трансформировались — нашли «точки соприкосновения», а несколько позже созданные фигурки из глины отражают уже изменившийся взгляд автора на проблему и ситуацию конфликта: «У них есть будущее, они смогут помириться».

Рис. 2

 

По существу, это и есть момент осознанной или спонтанной трансформации, который отличает арт-терапевтическую работу от художественного творчества. В первом случае достигается терапевтический эффект, во втором — наиболее выражен эффект эстетический.

Очевидно, что в ситуациях острого расстройства, вызванного стрессом, особое значение имеет позиция помогающего специалиста. Символичность языка рисунка дает клиенту чувство защищенности, соприсутствие арт-терапевта помогает созданию психологически безопасного пространства, в пределах которого возможно отреагирование разнообразных чувств в спонтанных художественных образах, преодоление травматичных переживаний.

Так, Натали Роджерс пишет: «Крайне важно, что я была с людьми, которые позволили мне быть в моем горе и слезах, а не похлопывали по плечу и говорили, что все будет хорошо. Исцеление происходит тогда, когда клиент чувствует себя принятым и понятым. Почувствовать себя принятым и понятым — достаточно редкий опыт особенно тогда, когда вы испытываете страх, гнев, горе или ревность. И тем не менее исцеляют именно эти моменты принятия и понимания.

В качестве друзей или терапевтов мы часто полагаем, что в этих случаях должны иметь готовый ответ или же должны дать совет. При этом, однако, мы игнорируем исключительно важную истину: самую большую помощь мы оказываем человеку тогда, когда искренне «вслушиваемся» во всю глубину его эмоциональной боли и проявляем уважение к способности человека найти свой собственный ответ».

Это особенно важно в конфликтных и кризисных ситуациях.

Арт-терапевтическая техника «Эмоции и чувства»

Приведу пример разработанной мною тематической арт-техники, при выполнении которой создаются условия, эффективно помогающие клиенту отреагировать психотравмирующие эмоции и «найти свой собственный ответ».

Назначение и приоритетные цели:

• оперативная диагностика эмоционального состояния: в учебных группах специалистов — выявление эмоциональной усталости как профессиональной деструкции; в ситуации острого стресса — оперативная помощь и эмоциональная разрядка;

• исследование и «проработка» эмоций и чувств, в том числе и подавляемых;

• психопрофилактика негативных эмоциональных переживаний и их проявлений; эмоциональное переключение;

• гармонизация эмоционального состояния как потенциала для преодоления деструктивных изменений личности и личностного роста.

Материалы: листы белой бумаги разного формата, простые карандаши, акварель и гуашь, пиалы с водой.

Инструкция

Простым карандашом с помощью линий на листе бумаги любого формата обозначьте контуры образа, отражающего ваше состояние (эмоции, чувства, переживания) в данный момент.

Примечание. Ограничение на создание конкретных изображений дает возможность нивелировать когнитивный паттерн и побуждает человека мыслить нестандартно, обеспечивает свободу творческого самовыражения, создание индивидуальных символов, имеющих значение для собственного самопознания.

Если данная арт-техника применяется в ситуации острого стресса, полезно предложить участникам смять лист бумаги с контурами рисунка, затем опустить его в воду, расправить и только потом добавить цвет, «проявить», «раскрасить» нарисованный простым карандашом образ.

Данный прием имеет глубокий психологический смысл и заметный терапевтический эффект, поскольку работа на текстурированной мокрой бумаге позволяет добиться большей выразительности и одновременно эмоциональной разрядки.

Пример из самоотчета студентки (20 лет):

«Мне казалось, что я сгораю от обиды. Но рассказать об этом чувстве или хотя бы просто назвать его я не решалась. В глазах сокурсниц надо было соответствовать образу «счастливой невинности».

Когда на учебной арт-терапевтической сессии было предложено поработать с актуальными эмоциональными состояниями, я выбрала любовь. Легко нарисовала контур сердца простым карандашом, потом добавила еще одно сердце, пронзила их общей стрелой Амура, а затем превратила эту стрелу в «гром и молнии». Страшно разозлилась и с удовольствием смяла лист бумаги с рисунком. Я вдруг поняла, что это вовсе не любовь, настолько мне хотелось уничтожить, растоптать все, что вложено в этот образ. Я дольше, чем другие, мяла рисунок, а затем «топила» его в воде. Вспомнилась восточная мудрость «Пусть вода унесет…». Долго смотрела, как размокает моя «любовь-обида» и «любовь-гнев», и вдруг испытала детский интерес: «А что же там на бумаге?»

Бережно расправила листок: границы сердец слились, стрелы молний потеряли энергию и расплылись в неровных «смятых» контурах. Гнев ослаб, будто сдулся, как проколотый шарик. Я поняла, что бесконечно устала от страшной тайны, и стала ее рисовать на этом мятом и мокром листе, где след любви совсем простыл, зато «проявились СТЫД и ВИНА». Теперь я знала подлинное чувство, я смогла признаться себе, что струсила взять ответственность за новую жизнь…»

Девушка попросила опубликовать эту историю и рисунок, но в группе не стала комментировать свою работу, сдержанно высказалась о психологическом самочувствии, сказав, что теперь ей легче, что удовлетворена результатом и очень устала.

Рис. 3

 

Рисунок она назвала «Паутина» (рис. 3). Во время работы над образом, она попросила катушку черных ниток, нарезала отрезки по 4–5 см, затем сосредоточенно, с неистовым упорством, тщательно приклеивала «эту бахрому» на рисунок. Шел заключительный этап сессии — этап вербализации и рефлексии, а девушка отрешенно продолжала приклеивать нитки и рисовать. На мой вопрос, делала ли она когда-нибудь раньше художественные работы с использованием ниток, ответила, что так работает впервые и не знает, почему.

Комментарии

Возможно, данный случай иллюстрирует тезис, что «переход от одних видов взаимодействия с материалами к другим помогает преодолеть те защитные механизмы, которые позволяли пациенту адаптироваться к травме и ее последствиям. Благодаря этому пациенты могут идентифицировать и осознать подавляемые ими чувства, сформировать с ними разные ассоциации, увидеть новый смысл в прошлых событиях и сформировать новые, более здоровые защитные механизмы» (Д. Уоэллер; Г. Хульбут).

Согласно теории Л.С. Выготского, эмоциональная связь действительности с воображением проявляется двойным образом. Всякое чувство стремится воплотиться в определенные образы, то есть эмоции, и как бы подбирает себе соответствующие впечатления. Однако существует и обратная связь воображения с эмоцией, когда образы воображения порождают чувства. В данном случае видно, как изображение травмирующих переживаний вызвало чувственный ответ, эмоциональное переключение.

Подобные сессии могут служить целям построения терапевтического альянса, основанного на принятии субъектом психологической помощи и поддержки.

С большой долей вероятности можно предположить, что обращение к эмоциональной сфере человека посредством аллегорий и метафор актуализирует присущие личности эмоциональный и поведенческий паттерны. Поэтому полученная художественная продукция представляет значительный интерес и в плане диагностики.

Предметом размышлений для специалиста могут стать такие характеристики и признаки, как гамма чувств, красок, общий колорит рисунка, сравнительная насыщенность в изображении позитивных и негативных эмоций, а также степень преобладания тех или других.

В этом же контексте важно оценить работу с позиций трудоемкости процесса рисования. Насколько этот процесс был энергичным, как много сил потрачено на создание задуманного образа? Полностью ли закрашен рисунок, или остались пустые места? Что можно сказать о степени интеграции элементов изображения? Как долго длилась работа над каждым из визуализированных чувств, какие при этом возникали затруднения?

Если для изображения эмоций и чувств используется силуэт человека, важно обратить внимание на места локализации каждого чувства и сопряженных с ним эмоций, эмоциональных состояний.

К примеру, по одному мнению, любовь (как, впрочем, и ненависть) необходимо разместить в голове, по мнению других — в области сердца. Бывает, что весь силуэт человека занят только одним этим чувством или, напротив, оно отсутствует вовсе.

Страх и ужас нередко рисуют в ногах («ватные ноги», «дрожащие колени») или в пятках, а также в области лица (глаза, лоб, губы). Агрессия, злость чаще всего изображаются в ступнях и кулаках.

Более единодушны авторы в выборе цветовых решений. Чувство любви окрашено преимущественно в розовый или красный; агрессия и злость — в черный, грязно-коричневый, темно-лиловый; страх и ужас — в серый, темно-серый цвета.

Важно обратить внимание на цветовой ряд. Выбор в первую очередь коричневого, серого, черного цветов показывает на состояние выраженного стресса. Это может быть объективно сверхсложная ситуация или невротическая реакция на жизненные трудности (М. Люшер; Л.Н. Собчик). Чувства выделяют явления, имеющие стабильную мотивационную значимость.

Осознание, как известно, — переломный момент на пути к «психологическому исцелению».

Так постепенно приобретается ценный опыт, смелость исследовать и анализировать собственные эмоции, доминирующие чувства. Помощь в их осознании составляет психотерапевтический ресурс арт-терапевтических игр и упражнений.

В целом, возможности арт-терапии необычайно широки. В числе задач, которые могут ставиться и разрешаться в арт-терапевтической работе, — содействие развитию спонтанности, рефлексии, проявлению истинных чувств, а также расширение ролевого репертуара и ролевой гибкости; психопрофилактика негативных эмоциональных переживаний и их проявлений; эмоциональное переключение; гармонизация эмоционального состояния как потенциала для преодоления деструктивных изменений личности; содействие осознанию ценности собственной личности, развитию образа «Я», самопринятия и, как результат, — осознание конструктивных способов преодоления кризисных ситуаций и развитие психологической устойчивости.

Именно творческая работа с изобразительными материалами способствует высвобождению чувств раздражения, гнева, обиды, вины, стыда. Терапевтические отношения со специалистом (арт-терапевтом) создают атмосферу психологической защищенности и облегчают клиенту осознание смыслов визуальных образов.

Это, в свою очередь, способствует пониманию и постепенному преодолению собственных внутрипсихических конфликтов. Вот почему арт-терапевтические техники, несомненно, эффективны в исследовании и преодолении кризисных ситуаций (острый стресс, конфликты, первичная и вторичная психотравмы), а также в качестве скорой психологической помощи и поддержки, в развитии устойчивости и сопротивляемости личности.

ЛИТЕРАТУРА

Бетенски М. Что ты видишь? Новые методы арт-терапии. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.

Выготский Л.С. Психология искусства / Предисл. А.Н. Леонтьева; ред. В. Иванов. — М.: Искусство, 1968.

Лебедева Л.Д., Никонорова Ю.В., Тараканова Н.А. Энциклопедия признаков и интерпретаций в проективном рисовании и арт-терапии. — СПб.: Речь, 2006.

Роджерс Н. Путь к целостности: человеко-центрированная терапия на основе экспрессивных искусств. — Alien Art Studio, 1997.

Хульбут Г. Укрощение бури: интермодальная арт-терапия в качестве инструмента преодоления чувств гнева и стыда у перенесших эмоциональные травмы пациентов.http://profy.mental.ru/download/art/hurlbut.doc

http://psy.1september.ru/view_article.php?ID=200900409

ВОЗМОЖНОСТИ АРТ-ТЕРАПИИ В КОРРЕКЦИИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ДЕТЕЙ

В категорииUncategorized
Автор admin

ВОЗМОЖНОСТИ АРТ-ТЕРАПИИ В КОРРЕКЦИИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ДЕТЕЙ

Авторы: А.И. СМИЯН, Н.А. САВЕЛЬЕВА-КУЛИК, Медицинский институт Сумского государственного университета

Проблема психосоматического здоровья составляет значительную часть болезней цивилизации и на протяжении последних десятилетий является объектом интенсивных исследований в рамках так называемой психосоматической медицины.

В последнее время частота психосоматической патологии в структуре общей заболеваемости настолько увеличилась, что некоторые исследователи стали называть современное общество «психосоматически ориентированным» [13]. Так, по данным Б.В. Михайлова, показатель распространенности пограничных патологических психоэмоциональных состояний в Украине составляет от 15 до 40 %.

В век увеличивающегося информационного потока, снижения двигательной активности, воздействия неблагоприятных факторов окружающей среды становится актуальным рассмотрение вопросов психического и соматического здоровья в единстве их влияния друг на друга. Термин «психосоматика» предложен J. Heinroth в 1818 г., а словосочетание «психосоматическая медицина» — F. Deutsch в 1922 г. [4, 13]. Сегодня под психосоматическими расстройствами понимают прежде всего соматические заболевания, в этиологии которых, по крайней мере у части пациентов, существенную роль играют психологические процессы. Эти «классические» психосоматические заболевания, согласно новым классификационным критериям, диагностируются как органические болезни. Психологическим процессам придается существенное значение в возникновении и поддержании этих болезней. Последнее подчеркивает единство биологических и социально-психологических механизмов «сомы» и «психики» в происхождении как психопатологических, так и соматических расстройств. Наряду с этим в структуре неврозов в последнее время стремительно нарастает удельный вес соматовегетативного и неврологического компонентов, соответственно уменьшаются проявления собственно психической симптоматики [9].

С понятием «соматизация», как правило, связано представление о том, что перегрузки, связанные с психосоциальными и эмоциональными проблемами, проявляются в первую очередь в виде соматических симптомов. Хотя пациент обычно акцентирует свое внимание лишь на нескольких симптомах, в анамнезе часто обнаруживаются другие многочисленные соматические нарушения.

В популяции детей и подростков распространенность заболеваний со сложными взаимосвязанными психическими и соматическими проявлениями также значительна и имеет устойчивую тенденцию к росту. До 40 % детей, наблюдаемых педиатрами, не имеют диагностически верифицированных заболеваний, хотя и предъявляют множество соматических жалоб [7]. Классифицируя отдельные типы среди патологии, предложенной к рассмотрению, различают психосоматические (функциональные стадии соматических страданий, обусловленные психосоциальным стрессом), соматоформные (соматические маски психических заболеваний) и соматопсихические (заболевания внутренних органов, осложненные психическими расстройствами и повышенной фиксацией на неприятных телесных ощущениях) заболевания [7, 11]. По современным взглядам, развитие таких состояний связывают с наличием в организме вегетативной дисфункции (ВД), отражающей преимущественно психоэмоциональный статус [3]. Однако, несмотря на общепринятые в мировой практике нормы реабилитации подростков с ВД психологами, психотерапевтами, психиатрами, в Украине именно вегетативные дисфункции определяют большинство среди неинфекционных заболеваний детей и подростков в работе педиатра [1, 3].

Терапия и реабилитация детей, подростков с психосоматическими расстройствами объединяет широкий спектр лечебных и профилактических мероприятий, требующих участия не только врачей-интернистов, но также психотерапевтов, психиатров. Так, базисным направлением в лечении указанной патологии считается психотерапия.

Среди различных методов коррекции эмоционально-личностных расстройств у детей в настоящее время наряду с традиционными психотерапевтическими методиками (рациональная терапия, аутогенная тренировка, гипнотерапия, групповая, аналитическая, бихевиоральная, позитивная, клиент-центрированная терапия) применяются и такие, как игротерапия, сказкотерапия, арт-терапия (АТ).

АТ является междисциплинарным подходом, соединяющим в себе различные области знания — психологию, медицину, педагогику, культурологию и другие. Слово «арт-терапия» (art therapy) стало впервые использоваться в 1940-х гг. в англоязычных странах такими авторами, как М. Наумбург (Naumburg, 1947) и А. Хилл (Hill, 1945), для обозначения тех форм клинической практики, в рамках которых психологическое «сопровождение» пациентов с эмоциональными, психическими и физическими нарушениями осуществлялось в ходе их занятий изобразительным творчеством с целью лечения и реабилитации [6].

Большинство авторов, использующих понятие «арт-терапия», следуют принятому в международной литературе определению и рассматривают ее как одну из форм психотерапевтической практики, основанную на использовании пациентами визуальных, пластических средств самовыражения в контексте психотерапевтических отношений [2, 6, 12]. Однако данная точка зрения, вероятно, не является вполне исчерпывающей и корректной, так как с понятием «искусство» необоснованно отождествляют лишь один из его видов (живопись), тем самым ограничивая понимание сути терапии искусством, а значит, творчеством как таковым.

Некоторые исследователи в своих публикациях отождествляют АТ с «психотерапией выразительными искусствами» или «психотерапией искусством» (expressive arts therapies, creative therapy), связывая ее с применением разных форм творческого самовыражения с целью достижения лечебно-коррекционных и развивающих эффектов [8]. Отметим, что термин «терапия творчеством» (creative therapy) подчеркивает обширность и разнообразие видов искусств, применяемых в коррекционном лечении, и, следовательно, является более адекватным для обозначения сути определенного вида психотерапии.

Таким образом, с данных позиций, терапия искусством использует самые разнообразные виды творческой деятельности пациента, чтобы помочь ему в решении психологических проблем. Под понятие искусства в данном случае подпадает любая творческая деятельность человека: танец, музыка, живопись, кино, скульптура, архитектура и др. Терапия основывается как на созидании, так и на восприятии произведений искусства. Задействуются механизмы физиологического и эстетического восприятия. АТ — один из методов психологической работы, использующий возможности искусства для достижения положительных изменений в интеллектуальном, эмоциональном и личностном развитии человека. Каждый способен выразить себя, свои чувства и свое состояние мелодией, звуком, движением, рисованием. Но для некоторых это единственный способ дать миру знать о себе, заявить о себе как о творческой личности. Предоставить такую возможность всем нуждающимся — задача АТ. Среди многообразия современных психотерапевтических методов АТ отличается особой «мягкостью». Ролевые функции распределяются здесь между пациентом и специалистом совершенно иным образом, чем в большинстве ортодоксальных, вербальных психотерапевтических подходов: пациенту предоставляется максимальная степень свободы, он во многих случаях оказывается «ведущим» арт-терапевтического процесса, выражая себя в тех стилях и тех формах, которые отвечают его состоянию, особенностям личности и потребностям. По своему характеру АТ в большинстве случаев является недирективной, что подчеркивает преимущества применения в педиатрической практике [12].

Одним из видов АТ, применяемых в работе с детьми и подростками, является музыкотерапия (МТ). МТ — психотерапевтический метод применения музыки, основанный на научных достижениях в сфере музыкально-терапевтической акустики. Выделяют четыре основных направления лечебного действия МТ: эмоциональное активирование в ходе вербальной психотерапии, развитие навыков межличностного общения (коммуникативных функций и способностей), регулирующее влияние на психовегетативные процессы, повышение эстетических потребностей. В качестве механизмов лечебного действия МТ указывают катарсис, эмоциональную разрядку, регулирование эмоционального состояния, облегчение осознания собственных переживаний, конфронтацию с жизненными проблемами, повышение социальной активности, приобретение новых средств эмоциональной экспрессии, облегчение формирования новых отношений и установок.

Различают пассивную (рецептивную) и активную формы МТ. Рецептивная МТ предполагает процесс восприятия музыки с терапевтической целью и существует в трех формах: коммуникативная (совместное прослушивание музыки, направленное на поддержание взаимных контактов, взаимопонимания и доверия), реактивная (направленная на достижение катарсиса) и регулятивная (способствующая снижению нервно-психического напряжения). В рамках антистрессовой программы рекомендуется применять обе формы МТ, однако чаще используется рецептивная МТ. Участники группы прослушивают специально подобранные музыкальные произведения, а затем обсуждают собственные переживания, воспоминания, мысли, ассоциации, фантазии, возникающие у них в ходе прослушивания. На одном занятии прослушивают, как правило, три произведения или законченных отрывка (каждый по 10–15 мин). Программы музыкальных произведений строятся на основе постепенного изменения настроения, динамики и темпа с учетом их различной эмоциональной нагрузки. Целью в данном случае является определенное эмоциональное, в том числе эстетическое, переживание, которое должно способствовать отреагированию тех или иных внутриличностных конфликтов и достижению новых смыслов сознания. В качестве средств, способствующих МТ, часто используют дополнительные приемы, такие как дыхательные упражнения, аутотренинг, гипноз, живопись или танец. Выбор тех или иных музыкальных произведений может осуществляться на основании разных критериев. Например, в так называемой американской школе предлагаются отрывки, вызывающие очень широкий спектр эмоциональных состояний (радость, печаль, сочувствие и др.); в шведской школе, основанной на глубинном анализе, предъявление музыки специально индивидуализируется для отреагирования определенных скрытых комплексов.

Активная музыкотерапия представляет собой терапевтически направленную, активную музыкальную деятельность: воспроизведение, фантазирование, импровизацию с помощью человеческого голоса и выбранных музыкальных инструментов. Применение указанного варианта МТ требует наличия простейших музыкальных инструментов. Участникам группы предлагается выразить свои чувства или провести диалог с кем-либо из членов группы с помощью выбранных музыкальных инструментов. В качестве варианта активной МТ может рассматриваться хоровое пение. В педиатрической практике музыкотерапия наиболее эффективна при работе с детьми, страдающими различными формами аутизма, в реабилитации новорожденных с перинатальными поражениями нервной системы. Особый интерес представляет использование метода в педиатрической психосоматике [14–17]. Следует отметить широкий диапазон в сфере применения МТ: развитие коммуникативных навыков, творческих способностей и мышления, эстетических потребностей и способности к релаксации, коррекция и развитие эмоциональной сферы, модуляция функциональных систем [14].

Таким образом, различные виды АТ в целом и МТ в частности основаны на мобилизации творческого потенциала, что отвечает фундаментальной потребности человека в самоактуализации — раскрытии всего спектра своих возможностей и утверждении им своего собственного способа бытия в мире. В сочетании с отсутствием жесткого директивного начала и «мягким» влиянием указанного вида психотерапии АТ позволяет обходить «цензуру сознания», дает возможность выразить наиболее важные мысли и переживания, понять их источник и значение, осознать содержание собственного внутреннего мира. Это обусловливает перспективность применения терапии творчеством в реабилитации психосоматических расстройств у детей и подростков.

Список литературы / References

1. Брязгунов И.П. Психосоматическая функциональная патология детского возраста: что сделано и что надо сделать? // Педиатрия. — 2006. — № 4. — С. 115-117.

2. Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением. — М.: Академический проект, 2006. — 430 с.

3. Буряк В.Н. Структура вегетативных дисфункций в пубертатном возрасте // Здоровье ребенка. — 2007. — № 2(5). — С. 95-98.

4. Горяйнов А.А. Психосоматический подход в современной медицине к патологии человека // Врач-аспирант. — 2005. — № 1 (8). — С. 56-65.

5. Копытин А.И. Теория и практика арт-терапии. — СПб.: Питер, 2002. — 368 с.

6. Копытин А.И., Свистовская Е.Е. Арт-терапия детей и подростков. — М.: Когито-Центр, 2007. — 197 с.

7. Марценковский И.А., Бикшаева Я.Б. Депрессивные и дисморфные нарушения у детей: взгляд через призму психиатрии развития // Здоров’я України. — 2007. — № 11(1). — С. 52-54.

8. Медведева Е.А., Левченко И.Ю., Комиссарова Л.Н., Добровольская Т.А. Артпедагогика и арттерапия в специальном образовании. — М.: Издательский центр «Академия», 2001. — 246 с.

9. Михайлов Б.В., Сарвир И.Н., Чугунов В.В., Мирошниченко Н.В. Генеалогия, механизмы формирования, клиника и основные принципы терапии соматоформных расстройств // Медицинские исследования. — 2001. — Т. 1, вып. 1. — С. 36-38.

10. Петрушин В.И. Музыкальная психотерапия: теория и практика: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Гуманит. изд. центр владос, 2000. — 175 с .

11. Петрюк П.Т., Якущенко И.А. Психосоматические расстройства: вопросы дефиниции и классификации // Вестник Ассоциации психиатров Украины. — 2003. — № 3–4. — С. 133-140.

12. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. — СПб.: П итер , Издательский дом, 2002. — 1024 с.

13. Смулевич А.Б. Психосоматические расстройства (клиника, терапия, организация медицинской помощи) // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2000. — № 2. — С. 35-40.

14. Шушарджан С.В. Музыкотерапия: история и перспективы // Клиническая медицина. — 2000. — № 3. — С. 11-21.

15. Aldridge D. Music therapy research: a review of references in the medical literature / Chair of Qualitative Research in Medicine, University Witten Herdecke, 2000. — 30 p.

16. Humpal M. Thoughts on Neurological Music Therapy and Early Intervention // Early Childhood Newsletter. — Vol. 13(6). — 2007. — Р . 10-11.

17. Walworth D. The use of Music Therapy Within the SCERTS Model for Children with Autism Spectrum Disorder // Early Childhood Newsletter. — Vol. 13(6). — 2007. — Р . 7-8.

9 способов разбудить вашу креативность

В категорииUncategorized
Автор admin

1. Фрирайтинг
Просто сядьте перед компьютером или листом бумаги и начинайте писать. Вы представить себе не можете, как много непредсказуемого может вынести потоком заполняемого текста из вашего подсознания.

2. Поиграйте словами
Пробуйте рифмовать и сочинять стихи или песни. Я, например, часто занимал свободные минуты составлением комбинаций из двух, трёх или четырёх слов.
У меня есть слова-направления, в которых я регулярно размышляю: продуктивность, креативность, осознанность, радость, успех. С ними можно играть. Придумывать каждый раз свои определения этих понятий. Если их записывать, то можно найти массу полезной информации и наводок.
В поездках, время ожидания или самого полёта хорошо скрадывает следующее упражнение. Я пишу словосочетания “креативная продуктивность” и “продуктивная креативность” и начинаю составлять описание двух определений. Или добавляю любое случайное слово и начинаю рассматривать уже совершенно иное словосочетание.

3. Что если?
Размышлять надо возможным развитием ситуации, при допущении определённых условий, тоже полезно. Многие вещи мы просто не замечаем, считая их существование невозможным.
Достаточно распространённый в коучинге приём, который, по моим наблюдениям редко применяется самостоятельно. Я обычно формулирую задачу или проблему, которую я хотел бы решить. Затем определяю основное препятствие для их реализации и представляю, что оно исчезло.

4. Ментальные карты
Преимущество ментальных карт в том, что вы видите связи между идеями и часто они буквально указывают на новые идеи.

5. Посмотреть на ситуацию глазами другого человека
Я много раз использовал подобный приём. Применял я его правда только, в ситуациях связанных с бизнесом. Мои любимые персонажи, у которых я “просил совета”, Стив Джобс, Рупперт Мэрдок, Уорен Баффет, Ричард Бренсон. Вам нужно представить желаемого “собеседника”, задать ему вопрос и услышать, что он вам ответит или посоветует для решения вашей задачи.

6. Полёт фантазии
Иногда в компании для разминки, я предлагаю набросать 10-20, лучше заранее обозначить необходимое число, фантастических, необычных идей, для решения общеизвестной проблемы.
Из того, что нагенерят сотрудники в ходе мозгового штурма, составляется список идей. В дальнейшем эти идеи могут навести на оригинальные мысли, при поиске решений реальной задачи.

7. Я называю этот способ структурированием
Я выписываю проблему или задачу, а затем начинаю раскладывать её на составляющие. Часто решение целой проблемы приходит по аналогии или по наводке решения одной из её составляющих.

8. Квота на идеи
В книге Майкла Микалко я взял на вооружение упражнение квота идей. Каждый день и при начале обсуждения или мозгового штурма, я обязательно называю число идей и предложений, которое мы должны получить в итоге. Наличие конкретной цифры значительно повышает производительность обсуждения.

9. Задавайте вопросы
Тренируйте своё любопытство, задавая вопросы о происхождении, назначении и возможном развитии всего, что попадает в поле вашего зрения.

Всевозможных техник, подобных описанным сотни, если не тысячи. Главное интерес к жизни, любопытство и уверенность в том, что всегда есть разные способы решения задач.